Вход на сайт

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 

 

 

 


        Достижения в продлении жизни значительны! Дожить до 150 лет можно и сегодня, но большинство не воспользуется - не доживёт до тех 70-75 лет, когда принимают «препарат долголетия». 20% умрёт от рака с 35 до 65 лет, 55% - от ИБС с 40 до 70. Для 75% людей «продления жизни» не существует, пока не решена проблема кардиологии №1: ИБС! С раком многое ясно: клетки утрачивают функцию и только делятся, но есть ранняя диагностика и лечение разных форм. А вот ИБС, даёт самую высокую смертность в мире, которая только растёт…

          Причин неприступности ИБС несколько. В 40-х годах ХХ века, когда в США появилась велоэргометрия (ВЭМ), ишемия миокарда в ней на ЭКГ была расценена как признак ИБС - на ЭКГ (интервал ST), проявлялась и острая коронарная недостаточность, и ИМ. И депрессия ST была расценена, как знак ИБС: есть она - есть ИБС, нет  – нет ИБС. Что она возникает и у здоровых, но при нагрузках в разы больших - в 300 ватт и выше, (у больных в 100-150 ватт), врачам и в голову не пришло. ЭКГ тогда измеряли линейкой на миллиметровке, поэтому ВОЗ (Всемирная Организация Здоровья) рекомендовала считать достоверным признаком ИБС ишемию, которая вызывает на ЭКГ депрессию ST>2mm. То есть, довольно глубокую…

             Однако, что её специально вызывают у себя борцы на тренировках, оставалось тайной до 1988 года, которую нарушил проф. А.И.Завьялов, чьи борцы такими нагрузками выиграли ОИ в Сеуле. Что повергло часть кардиологов в ужас: что же мы тогда 40 лет вызываем, если это есть у всех?!! И, если ишемия это признак ИБС, то почему такая же ишемия у здоровых, так мощно развивает организм за столь короткое время?! Получалось, что существует 2 различные «ишемии миокарда» - физиологическая и патологическая! Как же их различить? Большинство же врачей считало, что это вообще не их дело, а ВОЗ, и если ВОЗ давало такие рекомендации, то пусть у неё голова и болит. Но ВОЗ упорно молчало…

              Если бы врачам читали «Общую теорию измерений», то они бы знали, что оценка относительных величин нуждается в иной методике измерений – в табличной. То есть, ишемию миокарда (депрессию ST) можно оценивать только по таблицам возрастной нормы. Для чего надо создать (в каждой стране) национальные гендерно-возрастные таблицы "Норм нагрузок ишемии", которые давали нужную количественную шкалу: % ишемии в миокарде. Как точный показатель уровня ИБС. Без которого невозможно найти лечение. Создание таких таблиц требует десятки тысяч измерений ST здоровых разных возрастов, но ни в одной стране мира они сделаны не были. И, поскольку точные критерии ИБС отсутствовали, эту патологию все эти годы толком и не лечили…

              В отсутствие войн и лечения, смертность от ИБС быстро достигла космических масштабов, а рекомендация ВОЗ, если и убила меньше людей, чем 2 атомные бомбы США, то не намного. В кардиологии же сложилась дикая ситуация, когда людей, уже имеющих выраженную ишемию миокарда, «для её подтверждения», загоняли в ишемию ещё более тяжёлую. И смертность на ВЭМ не замедлила. Если здоровый или человек с начальными проявлениями ИБС, ещё мог пережить такое «обследование», то при хронической ишемии миокарда в 50% шансов у него уже не было. Так началось «Чисто Медицинское Убийство». Но, вместо того, чтобы объявить мораторий на «обследование» и тщательно разобраться с методикой, ВОЗ обязало проводить ВЭМ при наличии реаниматора и реанимационного оборудования, мотивируя, что смертность 1:10000 не такая уж и великая, чтобы из-за неё прекращать ВЭМ. Хотя она означала, что «обследование» в 10 000 раз опаснее, чем полёт на самолёте. С той разницей, что все авиакомпании мира – в отличие от больниц – страхуют тех, кто доверил им свои жизни…

             Сегодня от ИБС в мире за год умирают более 9 миллионов из 18 умерших (2015). Что и понятно – за 70 лет «диагностики», лекарства от ИБС не было создано и народ, которого раньше косили войны, за время мира стал дорастать до тех возрастов, где его поджидала ИБС. Казалось бы, кардиологи должны были использовать любую возможность для нахождения новых методов диагностики, но вместо этого они начали передавать больных ИБС кардиохирургам на их «стены» и пластику. В результате чего кардиохирургические центры расплодились, как грибы, а лечение ИБС кардиологами если и не совсем заглохло, то народу начали вещать о «небывалых успехах кардиохирургии». Ну, не о том же, что у ИБС нет лечения, рассказывать. Так, что в 12 самых известных кардиологических клиниках мира, автор нашёл всего 1(!) не оперирующего кардиолога. Почти мамонта…

           Тут-то и начинается главное – ведь с больными ИБС, кардиологи передали хирургам и своё понимание ИБС как окклюзии крупных коронарных сосудов – для чего те и придумали 6 операций для стентирования сосудов и создания коллатералей. Но, если причина ИБС не в крупных сосудах, то ВСЕ ЭТИ ОПЕРАЦИИ – прошлые и будущие - БЕССМЫСЛЕННЫ! И, очень похоже, что это так. Потому, что если – как показывает ВЭМ – при ИБС нагрузки падают в разы, то это означает, что ровно во столько же раз у них увеличена и ишемия миокарда. А любой гидротехник, взглянув на схему коронарного русла, скажет, что крупные сосуды такую ишемию дать не могут - её может дать ТОЛЬКО ПРОЦЕСС, ПРОИСХОДЯЩИЙ В КОРОНАРНЫХ КАПИЛЛЯРАХ. Вот мы и сказали главное. Причём, это первая хорошая новость для всех больных ИБС. Поясним…

              Существующая кардиология не оставляет шансов больным ИБС – ни практических, ни теоретических – выбор один: подохнуть сразу или заплатить до этого ещё и кардиохирургу. А вот если процесс происходит в капиллярах, тогда  больные ИБС получают реальную возможность излечения. Что же это за болезнь, что косит людей больше, чем чума, холера, тиф, СПИД и чёрная оспа, вместе взятые? Инфекция? Нет. Тогда что?!. А если, это и не болезнь вовсе, а возрастной синдром, который у одних стал патологией, а у других нет. Почему?!.

           Каждый, кто отдаёт ребёнка в спорт, знает группу профпатологии: в фигурном больные суставы, в гимнастике ломаны руки-ноги, в хоккее – привет зубам, в футболе – «крестам». Жизнь не лучше, если видеть искалеченные ноги балерин, хронический ларингофарингит оперных и импотенцию лётчиков, сидящих на радарах. Жизнь давно уже стала одной большой патологией. И, если зайти в любой физкультдиспансер и взять карту ребёнка после ½ года занятий, то у него будет, как минимум, выраженная гипертрофия левого желудочка, то есть сверх-развитие капиллярной сети его коронарного русла. Это и есть его первый шаг к ИБС…

            Нашу жизнь можно разделить на 2 периода: в первой 1/2 наш организм формируется, во второй  – угасает. Эти два периода тесно связаны: угасание во второй 1/2 жизни будет зависеть от его развития в первой. Избыточное развитие капиллярного русла, при отсутствии прежних нагрузок, ведёт к атрезии – его обратному развитию, когда лишенные кислорода «лишние» капилляры зарастают соединительной тканью. И, для того, чтобы избежать развития ИБС, человек должен и во второй ½ своей жизни, получать нагрузки, пропорциональные в 1-ой 1/2! Только и всего. То есть, это не ИБС, а БНС – Болезнь Неправильного Старения – по настоящему, первая «Болезнь цивилизации»...

            Эту закономерность не могли не заметить спортсмены! И, действительно, многие из них отметили, что когда они долго не тренируются и у них появляются неприятные ощущения в области сердца, то они «просто дают себе физическую нагрузку и всё опять приходит в норму».То есть, ишемия появляется как реакция на дефицит движения. Но как быть с лечением ИБС? А вот для этого нужна уже точная диагностика % ишемии миокарда - только зная её, можно подобрать нагрузку вывода человека из его состояния. И, поскольку техника себя тут уже исчерпала, то пришлось дополнять её кибернетикой – создавать специальные компьютерные программы для стресс систем "Точной диагностики ИБС"…

          Так, что с кардиохирургией при ИБС лучше повременить, тем более, что неонатологи начали спасать новорожденных весом уже и в 200 граммов, а это первые кандидаты к детским кардиохирургам. А есть ещё и искусственно зачатые, и со стволовыми клетками. Кардиоцентры ещё не вышли на запланированные мощности. Наконец, когда стало известно уже и СМИ, что рекомендуемая ВОЗ ишемия, вызывается у каждого здорового, США и ряд стран, вроде Израиля и Канады, отказались от ВЭМ, в то время, как другие, включая РФ, где количество стресс систем «Шиллер» исчислялось уже сотнями, по прежнему отрицали, что ишемия возникает и в здоровом сердце...

          Наибольшего обскурантизма – как и всегда – тут добилась РФ, где эксперты-кардиологи в Интернете, на вопрос «почему ишемия с депрессией ST>2mm. возникает у спортсменов?», бодро отвечают, «что это «другие люди»(!). Тем более, не собирался сдавать официоз: от ВОЗ ведь, отмашки так и не было. Но если А.С.Бойцов, как Гендиректор «ГНМЦ Кардиология», просто не реагировал на присылаемые ему проспекты стресс систем, диагностирующих ИБС без ишемии миокарда, то Российское Кардиологическое Общество им. Е.В.Шляхто, объединяющее 16% кардиологов России, членом которого, кстати, являлся и автор, не предложило кардиологам РФ обсудить иные методы диагностики ИБС. Хотя в «целях-задачах» РКО ясно записано: «оповещать о достижениях медицины отечественных кардиологов» и «обеспечение высокого уровня кардиологических учреждений». На сайте РКО ясно, как этого добиваться: конкурсы, конгрессы, вебинары, юбилеи и конференции, конференции, конференции. А тут ещё чудак со своей  «диагностикой ИБС» - совсем люди совесть потеряли!.. Вспомнили про «Общество Православных Врачей» А.В.Недоступа из 1-го ММА - посылаем ему (в Рождество!) Поздравление с Праздником с приглашением его кардиологам посетить сайт (iwanowvp.com), чтобы обсудить диагностику ИБС – пусть и православные обсудят. Молчание. Все они отказались от обсуждения диагностики ИБС, сделавшись недоступными. Что же их так напугало?!

            Ведь все эти люди – и главный кардиолог Минздрава РФ, и главный кардиолог С.П.Б., и главный кардиолог Москвы, получают деньги именно за развитие отечественной кардиологии. И по должностям своим обязаны были ознакомится с материалом, к которому не проявили интереса. Тем более, речь идёт о единственной в мире статье с оцифровкой сигнала и создании экспертной системы с элементами искусственного интеллекта. То есть, это то, о чём всем им постоянно твердит Путин, но в чём они ничего не смыслят. Что тут "обсуждать" прикажете?!. 

          Первый - главный кардиолог Минздрава, где занимает ещё 2 должности (см.Wici). Второй – как редактор журнала РКО, обязанный «оповещать кардиологов страны», третий – хотя бы, уже и просто, как православный христианин, что у всех на виду. Что же у них такое просили, как милостыню, что они так и не дали?! Позволить кардиологам России обсудить иные методы диагностики ИБС! Позволить обсудить иную методику диагностики самой страшной болезни века. Именно то, за что все они и получают свои деньги и где именно они и явили собой абсолютный тормоз. Во всяком случае, теперь, хотя бы, ясно, почему смертность от ИБС в РФ у женщин в 22 раза, а у мужчин – в 35 раз выше, чем в США...

          Это и есть классический путь новации в России, которым, как бурлаки, прошли Елизаров, Фёдоров и Мулдашев, когда человека и его работы, сначала замалчивают, потом затирают, потом обливают грязью и только после этого дают работать. Обряд, короче. Но… Почему? Потому, что показателем работы «учёных» в РФ является число их диссертантов и чем больше будет проблем в медицине, тем больше они получат средств на их изучение. А если чужих чудаков печатать, кто тогда своих будет? Поэтому 10 000 диссертаций по о.аппендициту в РФ и не изменили его смертности. Но, в век Интернета, эта схема уже не работает. Не печатают?! Ради Бога!.. Сделай свой сайт и выстави работу на всеобщее обозрение: кому надо заметит, прочтёт и оценит. Так, что и в этой истории пока «ни один кардиолог ещё не пострадал»…

         Но и «самые продвинутые страны», вроде Израиля, США, Канады и т.д., что отказались от ВЭМ, не найдя правильной методики оценок, промахнулись. Регулярно просматривающие «JACC», согласятся, что при всей медицинской культуре, у американцев сохраняется потребительское отношение к диагностике – «железяка» работает, пока нет нареканий, но её тут же выбрасывают, если что не так и с анализом методики особо не заморачиваются. Этот-то разврат и привёл к тому, что в случае с ВЭМ, янки «пролетели на фанере» мимо кардиологии будущего. Только освоение новых методов диагностики ВЭМ займёт не один десяток лет – возможности многомерных массивов в кардиологии впечатляюще перспективны. Вместо того, чтобы изменить оценку ВЭМ с абсолютной на табличную, они походя отвергли диагностику будущего и место ВЭМ в США занял стресс-УЗИ, что не на много лучше…

         Во-первых, стресс-УЗИ не может определить реальные функциональные резервы миокарда. И даже для приблизительных оценок кардиосклероза в памяти сканера, опять-таки, должны быть гендерно-возрастные таблицы нормы всех отделов сердца - врач ничего не может оценивать сам – его работа грамотно выставлять курсоры. Оценивать полученные размеры может только сама система, соотнося их с той возрастной нормой, что в её памяти. А вовсе не та самодеятельность, что в ходу в US сегодня. Но даже и этого для прогноза не достаточно, поскольку главное - левый желудочек - почти всегда при УЗИ плохо просматривается, а дать максимальную нагрузку при УЗИ невозможно. Скорее уж появится стресс-коронарография, чем приживётся стресс-УЗИ...

              То есть, полноценной диагностики ИБС, как не было, так и нет. То есть, такой, что чётко указывает % ишемии в миокарде. И 70 лет отсутствия диагностики и лечения ИБС, привели к многократному росту залеченных-нелеченных больных ИБС. И, поскольку войн 70 лет не было, то почти всех, не получивших консервативного лечения, отправили на лечение оперативное. Обществу же, толпы больных ИБС, направленных к кардиохирургам, выдавались за "прогресс кардиохирургии". Хотя это было лишь следствие 70-летней деградации кардиологии, проплутавшей в потёмках своих догм. Раздувшиеся от внимания кардиохирурги, не поняли, что кроме реки нелеченной ИБС, на них надвигается ещё и река недоношенных и поток искусственно зачатых, где врождённая кардиальная патология у каждого второго...

        Общество - тем более - не понимает, что кардиохирургия тут – ненадёжный паллиатив, что кардиологи спихивают кардиохирургам тех, кого не смогли вылечить. Из пары десятков главных врачей РФ, что прооперировались, нет и одного, сделавшего это в РФ – все в США, Калифорния. Не Де Бейки, но не хуже.. А пока функционалисты кардиоцентров, где побывали, в голос утверждают, что и после операций, люди так же циркулируют у них, как и "до". Сами кардиохирурги, понятно, в восторге от "спихотехники", которая гонит под их ножи толпы богачей, что устраивает всех: в случае смерти - там уже не будет диагноза «ИБС». Такова «борьба со смертностью от ИБС». "Да, это просто праздник какой-то!". как говаривал Карабас-Барабас. Д.Рокфеллеру. успели сделать 6 пересадок сердца, прежде, чем тот, наконец, умер. Но, что получил самый богатый человек мира, кроме мучительной жизни подопытной крысы? И не одной, а 6-и сразу...

            Вопрос: что теперь со всем этим делать?! Ну, во-первых, ВОЗ следует признать, что все последние 70 лет, эффективной диагностики ИБС – как и лечения – не было, а её рекомендация была ложной: у каждого человека - независимо от состояния его здоровья, на ЭКГ можно получить ST>2mm. После чего надо принести извинения семьям всех погибших на ВЭМ и материальные компенсации, вернув всем желающим средства, что были ими потрачены на "диагностику ИБС". Это необходимо сделать потому, что это - естественная цивилизованная практика всех предприятий, фирм и объединений мира - немедленно сообщать обществу о любых своих ошибках и просчётах - только так извлекается опыт, позволяющий не допускать таких же просчётов в будущем. Дело не в наказаниях – тем более, что это и не юридическая норма - для интеллектуальных ошибок наказаний пока не существует. Необходимо проанализировать ситуацию и сделать выводы. И, во-вторых, ВОЗ должна наложить мораторий на все операции больных ИБС до появления аппаратуры, указывающей % ишемии миокарда…

        Тем более, что есть и ещё причины, повышающаие смертность от ИБС. Из-за отсутствия диагностики ИБС, врачи, вынуждены давать больным ИБС лекарства «втёмную». То есть, когда они знают положительные эффекты препарата, но не могут пргоследить отрицательные. Так, например, слишком часто и подолгу назначают препараты, снижающие силу сердечных сокращений таких больных. Что неизбежно вызывает побледнение лица типа «белой маски». Увидев, как-то, на лице Г.Алиева, уже "серую" - от смешанной сердечно-лёгочной недостаточности, автор посоветовал его министру не закармливать старика химией, а заказать прибор, выводящий из состояния, жить в котором ему оставалось 2-3 месяца. Но министр отправил деда в США, откуда уже и привёз труп. Надо сказать, кардиологи США более вдумчиво относятся к лечению ИБС, почему давно и отошли от лечения сплошными курсами, предпочтя дробные. Ситуация повторилась с Туркмен-Баши. Эти богачи платили миллионы своим министрам за охрану жизни, но те не спасли. Люди думают, что есть "медицина для богатых", которая лучше лечит, если больше платят. У ИБС её нет. Все согласны, что кризис ИБС отражает кризис кардиологии, у которого много причин...

             Направляясь к врачу, больной, конечно, не тешит себя иллюзиями относительно того, к кому он попадёт, но по крайней мере, надеется, что к человеку, специально подготовленному. К сожалению, медицина остаётся суммой знаний, не дающей образования. Врачам читают 6 химий, но они не химики, 2 физики, но они не физики. Их учат анатомии, физиологии, диагностике и лечению, то есть, практическим навыкам работы в клинике. Эклектика знаний без общего фундамента делает их бессильными при решении сложных задач, принуждая деградировать в фельдшеров. По ИБС видно, что с врачом должен идти специалист по теории измерений, чтобы следить правильно ли он что-то измеряет, и специалист по гидродинамике, чтобы проследить, правильно ли он определяет уровень поражения в сложной динамической системе, как и программист, подсказывающий, как именно можно программно усилить возможности старого «железа». То есть, ни какой «медицинской науки» не существует, если только это не инопланетяне захватили ВОЗ, чтобы без войн уничтожить население Земли – если по 8 миллионов за 70 лет, а потом ещё 100 лет оперировать…

         Наукометрия – наука, изучающая науку, свидетельствует, что являясь и без того, крайне узким и ограниченным набором методов, наука мгновенно перестаёт существовать с введением фильтров информации и искусственных нормативов. Один из которых есть сам метод "доказательной медицины", при котором учитываются только экспериментальные, корректно оформленные статистически, показатели нормы и патологии. Придуманная бездарностями «доказательная медицина» и привела их к самому массовому убийству в истории человечества...

         Столь сложная иерархия систем, как организм, требует кроме клиники и её материала, ещё и теорию измерений, общую теорию систем, системный анализ и гидродинамику - отсутствие чего и приводит к развитости анатомических дисциплин и потемкам в других. Основанная на топографической анатомии, хирургия, имеющая средства контроля (рентген, КТ, фибро-гастро, УЗИ, МРТ и проч.) ушла уже и в микрохирургию. В порядке неврология, где известны все проводящие пути и ядра. Осталось разобраться с аутоиммунными процессами типа БАС и РС и диэнцефальной патологией, где нарушение равновесия меж 128 парами ядр, даёт массу синдромов. Зато царит темнота в дерматологии, где сложная иерархия и взаимодействие систем. В кардиологии 100 лет оставалось незаметным, что ЭКГ является адекватным диагностическим методом только для нарушений ритма. В связи с чем лечение этих патологий лучше всего и разработано, а ритмология выделилась в отдельную дисциплину.

       Постоянная фиксация внимания общества на успехах, скрывает от него, что медицинская наука – это, в сущности, фейк. Без тезауруса и системы внутренних закономерностей – это, всего лишь, набор недоразвитых дисциплин, где каждая со своей методикой. Если есть адекватная диагностика и средства контроля, то ещё и возникает какая-никакая научная среда, как квази-интеллектуальное равноправие, если нет, то это сообщество вообще не «научно», поскольку отсутствие адекватной диагностики и контроля за лечением, порождает суррогаты в виде носителей истины - «авторитетов». Мнение которых является в дисциплине до их смерти, истиной, что делает возможной смену научных парадигм «от смерти – до смерти», а не как в информационном пространстве – раз в 5 лет. А все отношения в такой псевдо-науке выстраиваются как в бюрократической, религиозной или уголовной структуре, где новой информации присваивается статус не её научной ценности, а статус лица, её сообщившего. И, поскольку, эти дисциплины развиваются не информационно, а «от смерти до смерти», то неизбежно деградируют, порождая «колоссальный рост заболеваемости» и теоретический хаос  – неизбежных следствий лженауки. Что и произошло с кардиологией ИБС и что всегда процветает во всех государственных здравоохранениях – жёстких бюрократических системах. Наука - это сообщество свободного обмена идеями, а не придуманный кем-то стандарт записи. Отсюда причина появления "проблемы ИБС" - когда классическая проблема гемодинамики 100 лет признавалась «авторитетами» анатомической. Что и деморализовало кардиологов, превратив их в подносчиков тел хирургам. И, поскольку диагностика ИБС до сих пор отсутствует, а недоношенных с каждым годом спасают всё больше, то кардиологи могут вообще скоро исчезнуть, выродившись в кардиохирургов или интервенционистов.

            И, даже когда уже появилась возможность расширить возможности аппаратуры компьютерными программами, часть кардиологов не поняло их смысл – будто у них был выбор. Их не учили таким методам - поэтому эти люди 70 лет и не понимали, что они делают. Использование в стресс системах таких программ позволяет получить диагностические платформы больших возможностей. И, хотя невежество и откладывает это событие на неопределённое время, будущее за ними. Если бы новое понимали носители старого, это не было бы новым. Решение проблемы ИБС рождается невероятно трудно ещё и потому, что оно требует не столько других приборов, сколько других врачей - более образованных и научно мыслящих. ИБС оказалась не медицинской проблемой - она не могла быть решена врачами, но решение её всё равно будет принадлежать им...