Вход на сайт

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 

 

 

 

 

 

    Достижения в продлении жизни значительны. Теоретически продление до 150 лет  и дольше, возможно уже и сегодня, однако, большинство людей не могут ими воспользоваться: не доживают до 75-80 лет, когда принимаются «препараты долголетия»: 20% из них умирает от рака с 35 до 70 лет, 55% - от ИБС с 45 лет до 70 . Две эти болезни не пускают 75% людей даже к 100 годам. И пока ИБС и рак не будут решены, «продления жизни» не будет. С раком, более-менее, ясно: там ткань утрачивает специализированную функцию и её клетки только делятся. Ранняя диагностика неплохо отлажена и отдельные формы успешно лечатся. ИБС же, всё ещё сохраняет самую высокую в мире смертность, указывающую, что тут нет ни ранней диагностики, ни эффективного лечения, ни даже и ясного понимания, что это такое...

                     Сложность изучения ИБС связана с тем, что за 100 лет не удалось создать эффективный способ ранней  диагностики, при том, что технически эта проблема уже была решена, но решение не дошло до клиники. А без этого сложно понять и механизм развития ИБС, и суть процесса. Тем более, что руководствуясь ВЭМ, последние 60 лет большинство кардиологов считало, что ишемия миокарда – это и есть ИБС, не зная, что такой может быть реакция и здорового сердца. Тем более, что сравнительно недавно выяснилось, что для ранней диагностики ИБС необходимы стресс–системы более сложные, чем существующие, поскольку такая диагностика возможна только с применением компьютерного анализа. Тем более, что ни стресс-УЗИ, ни коронарография тут не могут помочь, так как требуется представление о функциональных резервах миокарда. При том, что очень похоже, что ИБС – это и возрастной синдром, возникающий у всех, но у одних он протекает без последствий, а у других  превращается в патологию. 

                     Кардиохирургия оказалась паллиативом: Д.Рокфеллеру сделали 6(!) пересадок сердца, но что купил этот самый богатый человек мира, кроме мучительных надежд и сомнительного удовольствия жизни лабораторной крысы? Очевидно, что пока не будет эффективных методов ранней диагностики ИБС, смертность от ИБС не уменьшится. Прибор для этого, хотя и создан, но в  клинику пока не попал - фирмы оказались не готовыми  освоить стресс-системы нового поколения. Что типично для медицины, в которую новации попадали и через 50, и через 100 лет. Остаётся надеяться, что появление стресс-систем нового  поколения не будет таким же долгим…

                  Ещё одна из причин высокой смертности при ИБС, по нашему мнению, в том, что больным ИБС иногда неоправданно долго назначают препараты, отрицательно влияющие на рецепторы миокарда, ответственные за силу его сокращений. Что и приводит к резкому побледнению лица таких больных, накрывая его, как бы, «белой маской». Как-то, увидев по ТВ такую маску на лице Г.Алиева, где просматривалась уже и "серая " - смешанная сердечно-лёгочная недостаточность, автор сообщил его министру, чтобы тот прекратил кормить старика химией, а заказал прибор, который, возможно, только один и мог бы вывести его из этого состояния. Иначе он может потерять его в течение 2-3 месяцев. Письмо было послано на бланке Председателя подкомитета Государственной Думы, что не помешало ему отправить Г.Алиева в США, откуда и привезли труп. Ситуация, до точки, повторилась с Туркмен-Баши. Так умерли одни из самых богатых людей мира, только потому, что не знали, что ИБС не умеют лечить и в США, и в Африке. Наивно полагая, что чем дороже клиника, тем лучше лечат. О том, что в мире нет «кардиологии для богатых», бедняги узнали слишком поздно…

                Последние 60 лет для диагностики ИБС в РФ - как и вообще в мире, широко применялась велоэргометрия (ВЭМ), не популярная сегодня в странах с развитой «дорогой медициной», где ВЭМ предпочитают стресс-УЗИ и коронарографию. Такова практика в США, Израиле и ещё кое где, где ВЭМ если и делают, то в основном, больным из РФ. В развитых странах ВЭМ считается малоинформативной, что, собственно, пока так и есть, поскольку кардиологов учили, что ишемия миокарда – это и есть ИБС. Отсюда кризис и прежнего метода диагностики ИБС, и стресс-систем этого поколения. 

                Отсюда потребность в альтернативных методах диагностики ИБС и в стресс-системах, которые смогут  их обеспечить. Что позволяет, реанимированной ВЭМ оставаться и сегодня единственным методом не только максимально ранней диагностики ИБС, но определения и функциональных возможностей сердца, и биологического возраста миокарда, что важно в кардиохирургии. Отсюда посильное распространение среди врачей информации о возможностях компьютерных стресс-систем нового поколения. Описанию диагностических возможностей которых в кардиологии, кардиохирургии и спорте, посвящён сайт…